НовостиРазное

Роскомнадзор требует, чтобы Telegram предоставил ключи шифрования ФСБ

История противостояния компании Telegram Messenger LLP с российскими надзорными органами началась еще в прошлом году. Напомню, что Telegram был зарегистрирован в реестре организаторов распространения информации летом 2017 года (после продолжительного скандала), но тогда Павел Дуров подчеркивал, что компания тем самым не берет на себя никаких дополнительных обязательств и не собирается предоставлять кому-либо доступ к переписке пользователей.

В итоге, 16 октября 2017 года, мировой судья Мещанского района Москвы Юлия Данильчик оштрафовала мессенджер Telegram на 800 000 рублей за совершение административного правонарушения: отказ передать ФСБ ключи шифрования от переписки пользователей. 800 000 рублей – это минимальное наказание, предусмотренное в статье 13.31 (часть 2.1) КоАП РФ (Неисполнение организатором распространения информации в сети «Интернет» обязанности предоставлять в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений).

После этого Telegram Messenger LLP заручилась поддержкой юристов международной правозащитной группы «Агора», и компания обратилась в суд с требованием признать незаконным приказ ФСБ от 19 июля 2016 года № 432 («Об утверждении Порядка представления организаторами распространения информации в информационно телекоммуникационной сети «Интернет» в Федеральную службу безопасности Российской Федерации информации, необходимой для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений пользователей информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»). Компания попыталась доказать, что данный приказ противоречит закону об информации, закону о ФСБ, а также принят неуполномоченным органом с превышением полномочий.

Заседание Верховного суда и рассмотрение этого дела состоялось вчера, 20 марта 2018 года. Суд, вполне предсказуемо, поддержал ФСБ. Подробности о том, как проходило, слушание можно найти в этом материале Роскомсвободы. Отметим, что на слушании представители ФСБ заявили, что тайна переписки на мессенджеры не распространяется:

«Согласно позиции Конституционного суда, переписка граждан в мессенджерах не составляет охраняемую законом тайну, для получения доступа к которой ФСБ необходимо судебное разрешение».

Также выяснилось, что Минюст и Генпрокуратура не имеют никаких вопросов и претензий к ФСБ. Передача информации для декодирования, по мнению представителя Минюста, не нарушает права пользователей на тайну переписки, так как применение этого инструмента должно осуществляться в соответствии с законодательством РФ. То есть передача ключей шифрования, по мнению властей, не тождественна дешифровке данных.

Представители правозащитной группы «Агора» сообщили, что обязательно подадут апелляцию.

Как только о решении Верховного суда стало известно, Роскомнадзор поспешил выдвинуть Telegram новый ультиматум. Надзорный орган вновь потребовал от разработчиков мессенджера выполнить «обязанности организатора распространения информации» и передать ФСБ «информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений» (то есть ключи шифрования).

Фактически, это первый этап блокировки мессенджера. Согласно закону, на выполнение этих требований у Telegram Messenger LLP есть 15 дней, после чего представители Роскомнадзора могут обратиться в суд с требованием заблокировать Telegram. Однако в силу того, что представители мессенджера твердо намерены подавать апелляции, процедура блокировки обещает затянуться.

Павел Дуров ответил на происходящее публично, в своем Twitter. Он заявил, что угрозы заблокировать мессенджер ни к чему не приведут, а Telegram будет и дальше отставить свободу и конфиденциальность пользователей.

Threats to block Telegram unless it gives up private data of its users won’t bear fruit. Telegram will stand for freedom and privacy.

— Pavel Durov (@durov) March 20, 2018

При этом эксперты объясняют, что Дуров не просто не хочет, но и не может предоставить спецслужбам ключи шифрования.

«Предоставленные исходные ключи не помогут расшифровать всю переписку, так как каждые несколько сетевых пакетов происходит автоматическая смена ключей шифрования по специальному алгоритму распределения Диффи-Хелмана (DH). И получить доступ к трафику без проведения атаки MITM (Man-in-the-Middle) и перенаправления всего трафика через атакующего — технически не представляется возможным», — объяснил журналистам Forbes сооснователь блокчейн-платформы Bitclave Василий Трофимчук, и с его мнением согласились специалисты компании Digital Security.

Руководитель Роскомсвободы Артем Козлюк и вовсе убежден, что потенциальная блокировка Telegram не сильно скажется на пользователях мессенджера:

«Решение суда отклонить иск Telegram противоречит не только федеральному законодательству, но и сразу нескольким статьям Конституции. На мой взгляд, все идет к тому, что Роскомнадзор все-таки внесет под блокировку и веб-ресуры Telegram, и какие-то технические домены, и IP-адреса мессенджера, чтобы затруднить его работу, ведь Дуров неоднократно заявлял, что он не собирается предоставлять какую-либо информацию спецслужбам.

Ну, либо Дуров будет каким-то образом отказываться от своих слов и начнет сотрудничать с ФСБ, что маловероятно. Но даже если это произойдет, то эта блокировка будет малоэффективна. Возможно, у ряда пользователей появятся затруднения в использовании Telegram в тех или иных регионах – все будет зависеть от того, каким образом операторы связи будут пытаться ограничивать к нему доступ. Но, в общем и целом, это не повлечет глобальных проблем для использования. К тому же сам Дуров еще осенью прошлого года говорил о том, что в Telegram уже внедрена функция под названием «свобода слова», которая позволит пользователям тех стран, где мессенджер подвергается блокировке, по-прежнему его использовать даже без средств обхода блокировок. Посмотрим, как на практике это будет работать».

L
Плюс в карму Дурову за не сгибаемую волю)
L